• Нина Останина

Ленинград и Сталинград

«…И залечивают раны Боевые великаны — Ленинград и Сталинград!»
(С.В. Михалков, 1943 г.)

Говорят, что рана, нанесённая мечом – заживает, а рана, нанесённая словом, кровоточит всегда.


Я вспомнила эту пословицу, глядя на фантасмагорическую картинку – официоз празднования в Санкт-Петербурге властями капиталистической России годовщины снятия блокады Ленинграда.


«Санкт-Петербург» – именно так, и никак иначе именовался город на штабных и полевых картах, в сводках и на дорожных указателях фашистских дивизий, прибывших из Германии, Финляндии и Испании, чтобы огнём и металлом, голодом и лишениями уничтожить этот город, стереть его с лица земли.


Само имя Ленина было им ненавистно, как любому фашисту и капиталисту, и они сносили памятники вождю на оккупированных территориях, как сносили их идейные и духовные наследники, выпестованные кликой Горбачёва и Ельцина.

При рождении город получил имя Санкт-Петербург, город Святого Петра – и это имя получено было от Петра Великого, первого Императора Всероссийского, волей и трудами которого «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль – под стук топора и грохот пушек».



Трусливый и бездарный Николай Кровавый, позорно проигравший войну Японии, втянувший Россию в совершенно не нужную ей Первую мировую войну в интересах английского и французского капитала (когда взывали к небу руины сожжённого англичанами и французами Севастополя), переименовал город в Петроград. На позор проигранной войны, гибель флота при Цусиме и сдачу Порт-Артура народ ответил восстаниями 1905 года – но побеждённый японцами царь террором, репрессиями, военно-полевыми судами и внесудебными расправами победил свой народ. Ненадолго – в 1917-м новая революция смела ничтожного потомка прославленного Петра.


Но город оставался Петроградом – новая власть высоко чтила Петра – «академика, героя, мореплавателя, плотника». И оставался Петроградом до 1924 года, когда – действительно по воле и желанию большинства населения страны – был назван Ленинградом.

Новое имя прижилось – и вошло в стихи и песни, названия заводов и продукции. «Мы ленинградцы с тобой по призванию», «Слушай, Ленинград», «Удивительный вальс мне сыграл Ленинград», «Вечер на рейде» – пела вся страна. Пресловутые ленинградские галоши, о которых с издёвкой говорил Путин, выпускались на «Красном треугольнике». Завод не смогли разрушить фашисты, обрушив на него тысячи снарядов и десятки авиабомб – но разрушили «перестройщики» и «реформаторы»: их методы оказались эффективнее фашистских. А завод, кстати, выпускал уникальные резиновые покрытия для подводных лодок. И галоши, которые шли как обязательный ширпотреб на каждом советском предприятии ВПК, были самым выгодным экспортным товаром: по лучшей в мире технологии пара делалась за пять секунд, себестоимость – копейки, а устойчивый спрос в Скандинавии, Азии и Африке давал неоскудевающий поток долларов. Галоши как экспортная продукция давали самый высокий процент прибыли – маржу. И доллары из Африки ничем не отличались от долларов из Скандинавии.


Но славился Ленинград тракторами и тяжёлым энергетическим оборудованием, станками и кораблями. К 1940 году Ленинград превзошёл Петроград по металлобработке в 22, 3 раза, по резиновой промышленности – в 5,7, по текстильной – в 5,1, по мебельной – в 24 раза, по швейной – в 60 раз, кожевенной и меховой – в 20, по обувной – в 12,3, пищевой – в 6,7 раза, по общей выработке электроэнергии – в 20 раз!



А потом была война. И блокада, которой не испытали ни Санкт-Петербург, ни Петроград. И массовый героизм ленинградцев. ЛЕНИНГРАДЦЕВ, а не санкт-петербуржцев, или петроградцев.


И трудовой подвиг восстановления города и его промышленности – это сделали ленинградцы. А вот санкт-петербуржцы – увы! – промышленность и трудовую славу города уничтожили и пустили на поток и разграбление…


Побратимом Ленинграда по имени, подвигу и судьбе стал Сталинград. Сталинградцы создавали новый промышленный центр, опору страны, на Волге. Сталинградцы построили знаменитый тракторный завод, чья продукция получила Гран-При на всемирной выставке в Париже в 1937 году. Сталинградцы насмерть стояли за свой город – и сталинградцами называли себя солдаты Красной Армии, пронесшие победное Красное Знамя от Сталинграда через всю Европу до Рейхстага.


Сталинградцы отстроили свой город после войны, и восстановили знаменитый тракторный завод. Именно о Сталинграде написал Маршак эти строки:

Я прохожу по улицам твоим, Где каждый камень - памятник героям. Вот на фасаде надпись: "Отстоим!" А сверху "р" добавлено: "Отстроим!"

И это гордое имя живёт в сердце каждого честного человека. Это знают и понимают все – даже пьяненький Ельцин, выплясывая и выкаблучиваясь перед выборами, назвал жителей города сталинградцами – и последовал взрыв оваций!


Но при Ельцине – увы! – волгоградцы промышленность и трудовую славу города, включая знаменитый тракторный завод, тоже уничтожили и пустили на поток и разграбление…


Залечили раны, поднялись из разрухи боевые великаны – Ленинград и Сталинград. Но не угомонились идейные и духовные наследники тех, кто бомбами и снарядами старался как можно больнее изувечить города-герои, непокорённые города воинской славы. Они знали, что рана от слова бывает смертоноснее раны от меча.


Первым начал Хрущёв, который развёл сопливую слякоть, называемую «оттепелью». Во время войны, когда он, как военный комиссар, был послан руководить Юго-Западным фронтом – он доруководился до катастрофических поражений под Киевом и Харьковом. Но оправдался, отоврался, и был направлен в Сталинград. Но Сталин, памятуя о результатах его «комиссарства» издал приказ о единоначалии, чтобы такие «никиты» не допускались до реального управления войсками. Может быть, с тех пор этот «великий стратег» и затаил злобу на Сталина.


По деморализующему эффекту хрущёвская ложь даже превзошла его бездарное и преступное командование под Киевом и Харьковом.


Назвать героический Сталинград «Волгоградом» – это всё равно как какой-нибудь бывший полицай-бандеровец поставил бы перед строем героя войны, оболгал, брызгая ядовитой слюной, и сорвал с него отвагой и кровью заслуженные ордена и погоны. Это был шок – и эта рана, нанесённая не мечом сурового, но храброго врага, а поганым языком лжеца, не заживает и не рубцуется, но гниёт, порождая всяких гайдарочубайсов и навальнят.


Точно такую же рану, которая оказалась хуже финских снарядов, немецких бомб и испанских пуль, нанёс пресловутый Собчак, переименовав город в Санкт-Петербург – и тем он старался закрыть и загадить героическую историю Ленинграда.


Говорят, что история не знает сослагательного наклонения. Но могут ли нынешние санкт-петербуржцы защищать свой город, как защищали ленинградцы? В моменты наивысшего напряжения сил, когда крылышко бабочки может склонить весы истории, когда важно каждое слово и каждый звук – стали бы люди так стоять насмерть, защищая Царицын и Санкт-Петербург, как стояли, защищая Сталинград и Ленинград?

И стоит ли удивляться нынешнему бунту юнцов, если со школьных лет ложью и обманом система и власть раздваивает, шизофренически расщепляет их сознание, внушая на уроках обществоведения, что Гитлер и Сталин – близнецы-братья, что общество, которое строило и созидало – неправильное, а общество, которое разрушает и уничтожает – правильное, что заводы должны быть в руках капиталистов – или должны быть разрушены, что красный флаг победителя Сталина, а триколор гитлеровского холуя и висельника Власова следует почитать?


Раны, нанесённые погаными языками и мерзкими словами должны быть излечены – излечены восстановлением славных имён городов-героев Ленинграда и Сталинграда! И жить в них должны идейные и духовные наследники славных ленинградцев и сталинградцев – героев труда и войны! От такой славы честные люди не отрекаются!

Просмотров: 9Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все